Баня по белому
На главную

Белый Хрисант Иванович

Дедушка – Хрисант Иванович Белый род в 1860 году, прожил 99 лет и 5 месяцев, родился в Гривенской Кубанского уезда Екатеринодарского края и умер в 1960 г. в ст. Гривенской Краснодарского края, кВ. 8, где прожил в основном всю свою семейную жизнь после женитьбы.
У отца его Ивана в семье было 3 сына и 2 дочери, между сыновьями Хрисант был средний, служил в армии 8 лет, был адъютантом командира. Обладал очень хорошей памятью, даже в свои почти 100 лет, помнил солдатскую жизнь, офицеров, товарищей и многие другие эпизоды жизни.
Приведу один из примеров памяти его. Мы поженились с бабушкой Полей в 1951 году и жили у моего отца Белого Тимофея Хрисантьевича общей  семьей. Весной 1952 года приехал в гости тесть - Калиберда Николай Николаевич и ему надо было купить хорошей картошки на посадку, а у дедушки Хрисантия такая картошка была, и он пошел к ним.
Поскольку дедушка Хрисантий хранил в чести казачество, то в своей жизни больше общался с казаками, иногородних держались стороной. Когда Николай Николаевич зашел к ним, то считая его иногородним, встретил его холодно, хотя считался уже родственником, т.е. сватом.
Дедушка Хрисантий спросил у тестя, как его фамилия. Он ответил: «Калиберда». Он тут же спросил: «Не сын, ли ты Николая Калиберды?». Тесть ответил, что у него отец Николай. Дедушка спросил, где его отец служил, и тесть ему рассказал, поскольку знал, где и кем служил его отец. Тут дедушка вскочил и даже вскрикнул: «Да это же наш кузнец Николай, мой сослуживец и товарищ» – и тут же обнял, расцеловал и усадил пить чай из старинного самовара, который дедушка берег. Дедушка Хрисантий прослужил 8 лет, имел награды, но какие именно полностью подтвердить не могу.
По рассказам, что дедушка имел медали, даже такую, как «За отвагу» и якобы 2 «Георгиевских креста».
По рассказам дедушки Хрисантия у него в армии было 2 друга, это какой-то Кравченко и Калиберда Николай Михайлович из ст. Ивановской, кузнец не дюжей силы, мог взять коня за заднюю ногу, уложить на бок, ковал лошадь иногда без станка.
О Калиберде Николае Михайловиче дедушка отзывался очень хорошо и что он даже кое в чем помогал ему как товарищ. Вот случилось, так что стали родней, т.к. сын Калиберда Николай Михайловича – Николай стал тестем мне, поскольку я женился на его дочери – Калиберде Полине Николаевне.
У отца дедушки Хрисантия было 2 сестры и 2 брата, одного звали Яков, второго не знаю. Яков имел сына Андриана, который жил возле речки Протоки, на колене реки и это колено звали по имени Андриана. У Андриана было 4 детей: 2 сына и 2 дочери, хорошо мы знали сына Ивана, у него тоже много детей в ст. Гривенской. Поскольку по линии дедушки Хрисантия не знаю братьев, знаю, что из сестер одна была замужем за Клебой; другая за Облогиным Николаем, так что и родство пошло по линии Клебы и Облогиных.
Дедушка Хрисантий после армии женился на бабушке Васильченко Марфе Григорьевне, прожившей 92 года, умерла в 1958 году в ст. Гривенской, кв. 8, Краснодарского края.
Дедушка Хрисантий после ее смерти прожил полтора года, он еще при бабушке был слепой – катаракта на глазах.
Бабушка Марфа Григорьевна жила в девичестве на хуторе Васильченко от ст. Гривенской вверх по течению Протоки на одной стороне с Гривенской, расстояние 8 км. Там жило семьи Васильченко, какая семья у отца бабушки точно не знаю, но было их несколько человек.
Хутор назван по атаману Васильченко.
Дедушка Хрисантий, когда женился, получил надел в Гривенской, где сейчас 8 квартал, под застройку почти 2 га. После в годы советской власти им оставили 0,75 га пожизненно, как крестьянская семья, на остальной части были поселены еще 3 двора, из которых один был их дочери Домне. Кроме этого надела была получена земля в поле для зерновых культур и за речкой Протокой – для огородничества, и разводили лес. В основном сеяли вербу для лозы и вязали корзины для продажи на рынках.
Это была семья чисто казацкая, христианская, соблюдали веру в Бога. Работали только в будние дни, выходные и церковные праздники соблюдали. Занимались земледелием, рыболовством на реке и в Ачуево, держали скот. Семья была больше – 14 детей и по мере подрастания семьи расширяли своё хозяйство и даже взрослые дети ходили в подённый наём: косовицу, молотьбу и даже работали в Ачуево.
Как я описывал, что дедушка Хрисантий занимался рыболовством, держал для себя скот и огородничество. А также много лет занимался плетением корзин из лозы и, что у них были наделы земли под застройку и надел под огородничество, где выращивали лес. Но об этом я совершенно забыл описать, а именно. Земли для огородничества и разведению леса, получали желающие казацкие семьи за речкой Протокой. Это 1,5 км вверх по течению реки от Гривенской, где речка имела протоки в близлежащий лиман Кары Кубани. К нему примыкали как Бакланячий и Гиркий, которые подходили своими водами Деревенковской, вниз по течению реки Протоки 8 км от Гривенской, а она входила как хутор в состав Гривенской. Это был казацкий пост. Лиманы Кары Кубани, Бакланячий и ещё небольшой соединялись с большим и глубоким лиманом Бабиный, который соединялся с Азовским морем в Черноерковской и Садки, в низовьях реки Протоки с левой стороны, а ниже  возле устья Протоки с правой стороны на берегу Азовского моря, находится Ачуево. Эти лиманы подходят к Петровской,  Свистельники,  Черноерковская.
В Гривенской, где из реки Протоки выходили протоки в лиманы, она образовала островные территории, и сообщения между ними было мостами. Здесь были и даже жили всю жизнь такие энтузиасты: начиная со стороны Гривенской по-над речкой, расположились Половой, Васильченко, Белый, дедушка Хрисантий, Бондаренко, Скрипниченки, Кошевой. Речка в этом районе была почти подковой. Если идти по-над речкой от Полового до Кошевого, то там более полутора километров, а когда вырос лес, и можно было территорию пересекать лесом, то расстояние примерно 700-800 метров.
Когда были от речки протоки-ерики, то розливы заносились песком из речки, постепенно протоки засыпались, да ещё и разработка помогала этому, расширялась площадь, и разрастался лес из вербы. Сначала были участки, где выращивали лозу и плели из нее корзины. Отдельные участки уже были деревьями и шли на дрова, на строительные материалы для подсобных помещений, коровников и другое. Так они владели участками до образования колхозов. Это место уже стало все лесом, кроме отдельных участков. Кто оставался там жить, то им выделяли земли 70 соток, как колхозникам и был как земельный надел для пользования. Так люди и жили здесь.
Поскольку у дедушки Хрисантия было подворье в станице, то они не стали там строиться и оставаться, а держали как выделенную землю-надел, точно не скажу на кого, но, наверное, на Василия.
Там остались жить, и были подворья, их это: Половой, Васильченко, Бондаренко, Скрипниченки, Кошевой. Они жили до восьмидесятых годов. Лес был принят государственным лесничеством с 1935 года.
Дедушка Хрисантий пользовался землей по договору с лесничеством до 1950 г, как огородом, сажали картофель и другое. Дома был сад и мелкая огородина. Дедушка и бабушка в лес на огород за рекой ходили, пеши, сажали и полоть иногда на лодке, но убирали и перевозили тяжелое, или урожай лодкой. А до лодки и из лодки носили на руках. Вот были люди, здоровые и труженики. В возрасте более 80 лет, они трудились, как не трудились молодые.
Приведу один пример. Бабушка Марфа любила цветы, но и продавали на рынке. На рынок цветы носили. Было у них 2 палисадника, примерно по 2 сотки, а то чуть может больше, каждый. Они расположены были от забора к дому. Дорожка была метров 20 и все цветы с двух сторон, это была красота, чем я всегда любовался. Так вот бабушка уже пожилая, бывало, зайдет в палисадник, и как начнет, наклонившись, полоть, пока не закончит палисадник не подымается, а тогда для разминки, берет себя руками за поясницу, и, подымаясь причитая, и ещё потанцует на месте, потопав ногами, после уходит отдыхать. А мы были гораздо моложе, да сейчас не можем того.
За речку на огород, ездили с раннего утра, до выхода солнца и до вечера, днем там отдыхали. У них был строгий регламент, как я заметил, в труде и в еде, дисциплина.
Помню, один раз они уехали в лес, я всегда их перевозил, но что-то были не в настроении. Потом, днем, часа в 2 возвращаются с огорода домой, а я возьми и спроси их, что так рано, а дедушка Хрисантий так сердито высказал, да! «Виро его сукиному сыну», это у него была самая большая ругань, бабушка не дала утром чаю выпить, поторопила, а я на огороде воду пил, пил и надоело, бросил и ушли с огорода.
Вот как было у них поставлено все честно. Дедушка и бабушка только после 1950 года, это дедушке было 90 лет, бабушке 85 лет, перестали трудиться на огородах, чуть занимались в огороде цветами. Труд они любили, и это было им в радость.
Дедушка и бабушка друг друга оберегали и жалели друг друга.
Когда бабушка умерла, дедушка остался, то в разговоре с ним, он мне высказывал, что жить хорошо, но какая цель жить без бабушки и он, наверное, умер из-за тоски через год.

У дедушки Хрисантия было единственное ругательство: «Вира его сукину сыну», а бабушка, я никогда не слышал, ругались ли! Дедушка был строг, деликатен, бабушка слушалась его, но если дедушке что-то говорила, то он её понимал.
Семья была очень дисциплинированная, дети чтили родителей и слушались их. Это у них сохранилось на всю жизнь. При родителях уже даже в своих возрастах никогда не ругались, курящие не курили. Даже где б они ни были, это все соблюдалось: при появлении родителей, особенно отца, т.е. дедушки. Один был эпизод стояли братья: мой отец, дядя Филя и дядя Порфирий и курили. От речки шел дедушка Хрисантий, они заметили, что он идет, побросали сигареты, затоптали с возгласом: «Ох, отец идет!» вот было такое поведение перед родителями всю жизнь. Это я уже наблюдал.
Дедушка и бабушка были крепкие люди, они не знали больниц, когда и болели простудными заболеваниями, то обходились домашними средствами: травы, мед, парились за печкой в теплом углу. Дедушка уже в возрасте заболел двубоковыми грыжами, т.к. он работал до самой старости, но операцию не делал до самой смерти. Бабушка родила 14 детей без больниц, и даже как я слышал, многих сама принимала. Вот последнего Филиппа родила 1923 года, бабушке было 57 лет, было так. По рассказу это было весной, ближе к лету, она ходила последние дни Филиппом, утром рано пошла на скотный двор под Васильченковым хутором, что почти 7 км от Гривенской доить коров, т.к. утреннюю дойку она делала сама. Когда бабушка подоила коров, ребята погнали скот на пастбище, а бабушка собралась идти домой с 2 ведрами молока на коромысле. Начались схватки, она сама все сделала, привела себя в порядок и после обеда пришла домой с 2 ведрами молока на коромысле и ребенок в фартуке, замотан в пелёнки. Вот уже в такое время было здоровье у бабушки. Да и мы наблюдали их в крепком возрасте, после 80 лет, то они были ещё крепенькими, здоровенькими. Да, дедушка не курил и не пил, только при застольях 3 – 2 рюмочки (0,50 г.) выпивал. Бабушка вообще не пила. Дети были все сильные и здоровые. О детях даю сообщение насколько знаю о всех. Их было 14 человек, года рождения некоторых зал, некоторых по расчету. Когда родился первый сын, дедушке было 28 лет, бабушке – 22 года.

1. Николай – 1889 г. прожил 98 лет, умер в 1987 году.
2. Доминика – прожила 93 года, родилась 1891, умерла в 1984 г.
3. Григорий – родился в 1893 году, погиб в ВОВ, прожил 50 лет.
4. Матрёна – родилась 1896 г., умерла в 1989 г., прожила 93 года.
5. Александр – родился в 1898 году, умер гимназистом от воспаления легких.
6. Ульяна – родилась 1900 г., умерла в 1950 г., прожила 50 лет.
7. Тимофей – родился в 1902 году, умер в 1986 году, прожил 84 года.
8. Порфирий – родился в 1904 году, умер в 1990 году, прожил 86 лет.
9. Дмитрий – родился в 1906 году, погиб в ВОВ в 1944 г., прожил 38 лет
10. Федор – родился в 1908 году, умер в 7 лет несчастный случай.
11. Василий – родился в 1912 году, погиб в ВОВ в 1944 г., прожил 32 г.
12. Клавдия – родилась 1917 г., умерла в 2004 г., прожила 87 лет.
13. Дарья – родилась 1920 г. на 2008 г. ещё жива.
14. Филипп – родился в 1923 году, умер в 2005 году, прожил 82 года.

Несмотря на такую большую семью все выросли здоровыми, благополучными. Многие дожили до глубокой старости и были порядочными людьми. Каждый имел образование не ниже начального. Достигая возраста, женились, получали наделы, строились и создавали свои семьи. Первым женился Николай, и он землю получил возле дедушки 1,5 га через улицу. Не могу сказать, эти земли были пустые и наделялись на рождение сына казачеством или были в резерве, но основные наделы были в другом месте за 6 км от Гривенской вверх по течению Протоки, за речкой почти напротив хутора Васильченковского, только через речку. Там создавался хутор Белых. На этом участке были участки дедушки Хрисантия, Николая, Григория, Тимофея (моего отца), Порфирия, Домны и тети Моти и нарезки для других сыновей. Возле них ещё были наделы Божины – тети Ульяны, Облогина – сестра дедушки Хрисантия и семья Волка, а так же Волощука – тети Моти. Этот хутор был от Забойского на 3 км ниже по течению реки Протоки к Гривенской.
Хутор Белых просуществовал до 1935 года, и его хорошо знали. Я помню, когда перевозил через речку во время войны и после войны, пожилые люди в разговоре упоминали о хуторе Белых.


 

Похожие материалы: