Баня по белому
На главную
Главная История семьи Белых Книга о Белых Белый Николай Хрисантьевич

Белый Николай Хрисантьевич

Дядя Николай – сын дедушки Хрисантия – кв. 8 Славянского района, Кубанского округа, Северокавказского края, в Гривенской родился, так и прожил в Гривенской на своем наделе до конца жизни.
Когда женился, занимался в основном рыболовством, а также огородничеством.
Далее немного допишу о дяде Николае сыне Хрисантия.
Я мало почему-то ранее вспомнил о его деятельности и о некоторых эпизодах жизни. Я не отметил его такие факты, что он был не из слабаков, было здоровье, входил в людей свыше средней силы. Многие состязались с ним, выигрывал. Но в Гривенской были и сильные люди до того, что подходили к удивлению. Такие как Бондарь Карпо, жил при нас и на нашем квартале; Облогин Михаил, жил в центре Гривенской; Дерека Николай, жил за ериком на 5 квартале; Васильченко, имени не знаю, жил на Зарубовке, был в бригаде рыбаков дяди Николая. Эти некоторые перечисленные люди самородки, достойны воспоминанию по некоторым эпизодам.
Конечно, дядя Николая был их слабее, но эти выше перечисленные были гиганты, именно богатыри самородки. Они жили без тренировок, а только своими житейским трудом и были такой силы.
Например: Бондарь Карпо Ахтисович, жил на 8 квартал, даже и при нас и возле нас, умер в 1924 году на 92-ом году жизни. Ростом примерно до 170 см. В молодости, двух пудовую гирю перебрасывал в поперек Гривенской хаты. Однажды на него за ериком, на 5 квартале напали 7 бравых друзей с цыпками, это металлическая трость, то успел, только один его ударить цепком по плечу, когда из дощатого забора Карпо вырывал столб, и трость на плече у Карпа согнулась, а ему ничего. Другой подскочил к Карпу, а у Карпа в руках оказался уже столб от забора и Карпо столбом охнул другого и размозжил ему голову. А остальные вытаращив глаза пустились в бегство, вот была силище. И ещё случай, как то в праздник, я стоял возле двора, а Карпо Ахтисович шел с рынка, это был пятьдесятый     год. Хочу заметить, что в Гривенской в воскресение и праздники выходили мужчины на базар, встречаться с друзьями и близкими. Это был такой ритуал и в наше время, когда мы там жили, не только в старину. И вот, Карпо Ахтисович подошел ко мне и обычно своим наивным словом ласково сказал «деточка», у него это была общая поговорка в обращении, что скучаешь. Как дела и мы с ним разговорились о том, о сем. Он почему-то меня очень уважал. При разговоре он как то повернулся и чуть охнул, а я спросил, что с ним. Да, это, он говорит давнишняя штука. А я поинтересовался, именно что и он рассказал такую историю. Этот разговор состоялся примерно в 1948 – 49 годах. Как он сказал, что это с ним случилось примерно лет 30 назад. Карпо с родственником пилили вербу толщиной охвата в два, длинной поперечной пилой и не посмотрели, куда она будет ложиться по наклону ствола. Когда спилили, то комель вербы, так развернуло, что лег на Бандаря Карпа, который в это время хотел подыматься с колен и придавил его. Но Бандарь Карпо стоя на четвереньках, держал комель. Когда сбежались люди, и 6 человек вагами-бревнами подняли комель, тогда Бандарь Карпо вылез из-под него. Говорит, он был не так тяжелый, а немного ударил, когда падал, с месяц ходил к деду-костоправу, и все прошло, но на старость напоминает. Вот силище. У него вязка сена была 3х саженая копна, это копна 6 м понизу в окружности и 6 метров. В перекид через верх. Когда он ее нес, то получалось, его не видно, только шагали ноги, т.е. получалось. Как копна идет. У Карпа был большой каюк, долбленая лодка, грузоподъемностью почти в 1 тонну. Грузы из него, Карпо не выгружал на воде, а всегда вытягивал каюк на берег и тогда разгружал. Во время войны он был уже пожилой человек, но носил вязки камыша больше чем мы с братом Яшей на санях.
Эти люди, бывают просто даже чудаками. Расскажу за другого, Облогина. Как то один раз мужчины рассказывали. Когда Облогин, тоже сильный человек, делился мнением со своими друзьями, что он нагрузил подвозу мукой в мешках на мельнице и быки перед выездом на дороге застряли в грязи, в яме, удивляясь говорит: «И надо было так нагрузить, что сам еле вытащил эту подводу с грязи, а я думал, что быки вытащат». Вот какое у него представление. А у него были раньше серые большие, это сильные быки, т.е. это самые сильные.
Или как дядя Николай, сын Хрисантия, рассказывал за третьего сильного человека, за Васильченко, который был в его бригаде. У них в бригаде был на берегу лимана, чтобы скрываться от морской волны примерно метров 300 заезд из моря к бригаде в лиман был через гирло, т.е. проток из лимана в море. До стана бригады примерно составляло километра 2, то этот Васильченко, чтобы не объезжать, брал баркас за приваренную цепь, примерно баркас 3-5 тонн грузоподъемности, пустой тягал с лимана в море, тягал по берегу все 300 метров.
Он зимой и летом ходил в фуфайке, и она ему служила подкладкой на плечи, чтобы не давила цепь, когда тягал баркас.
Много можно описывать чудес об этих людях, но эти  приведенные картинки показывают, что такое сила! И действительно были такие люди, даже в нашем не далеком прошлом.
За Дереку я нечего не знаю, но говорили, что он сильный высокого роста, к 190 см, но Бондарь Карпо Ахтисович его побеждал, так рассказывали, с малым ростом.
Дядя Николай, сын Хрисантия, был как то строгим и покладистым человеком. Он больше любил труд, а при наличии хорошего здоровья, он работал здорово. Он ещё в артели, до колхозов был бригадиром и при колхозе все время был бригадиром. Но дядя Николай в труде был первым и никто не мог увиливать. Он в рыбаках проработал почти до 65 лет и все был бригадиром. Потом его перевели начальником подсобного хозяйства колхоза Ворошиловский, хотя уже был пенсионер, но крепок. В подсобном хозяйстве дядя Николай проработал почти до 80 лет, т.е. на 78 году жизни ушел с работы. Умер на 98 году.
До дяди Николая подсобное хозяйство, было, еле дышало, а при нем возродилось. Давало много продукции, и был выращен сад и виноградник, даже в союзе с лесничеством посадил лес от берегов лимана Чебуголь, к балкам и хозяйству колхоза. Был деятельный человек.
До обобществления артелей, которая чаще была семейная - работали в основном с братьями родными и двоюродными. А когда организовались колхозы, то все работали в одном рыбколхозе имени «Ворошилова». Жена у него была Голубицкая Мария Степановна, тоже из крестьянской семьи, труженица. Жили всю жизнь дружно. Да, Николай в армии не служил, т.к. у отца была большая семья, а за ним были сестры, поэтому при многодетных семьях основного работника не брали в армию.

Дядя Николай имел семью из 8 человек:

1. Иван – 1921 г., погиб в армии в 1942 г.
2. Мария – 1924 г, умерла в 2004 г, прожила 80 лет.
3. Степан – 1926 г., погиб в 1951 г., прожил 25 лет.
4. Марк – 1928 г., погиб в 1987 г., прожил 59 лет.
5. Афанасий – 1932 г, умер в 2002 г, прожил 70 лет.
6. Петр – 1934 г., пока жив уже 73 года.
7. Саша – 1930 г, умер в 1949 г, прожил 19 лет.
8. Клава – 1936 г., на 2007 г. жива уже 71 года.


Немного сведений о детях дяди Николая

1. Иван – окончил школу, забрали в армию, был офицером, погиб в 1942 г., прожил 21 год.

2. Мария – детей не имела, работала рыбаком и домохозяйкой.

3. Степан – отслужил армию, немного ещё захватил и военных действий, пришел домой побыл год, работал где-то в совете. Однажды пошел на охоту с друзьями на кабанов и его убил его друг Чернявский с целью или случайно, не было точно выяснено. Признали случайно, видимо стрелял в кабана, но Степану попал в сердце, какой должен быть кабан. Судили за халатность, дали 2 года.

4. Марк – в 14 лет пошел в рыбаки в колхоз «Ворошилова». Рыбачил до армии. После армии ездил учиться в ФЗО на моториста шахтного образования в г. Шахты, там проработал 2 года. После окончания ФЗО проработал положенный срок и приехал в Гривенскую. Пошел работать в «Ворошиловский» колхоз на рыболовецкий катер мотористом и так мотористом проработал до смерти. Была семья – жена Косенко Раиса Сергеевна была в основном домохозяйкой, Было 3-е детей – 2 сына и дочка. Сыновья Николай и Сергей и дочь Люда. Сведений о детях мало знаю, но они уже пожилые. Жена Марка Раиса умерла в 2006 году, очень болела последнее время. Виделся с ней 2005 году, когда ездили в Гривенскую.

5. Афанасий – 1932 г. рождения, в 12 лет стал почти слепой от взрыва самодельного ружья. Шла война многие мальчики играли в войну, некоторые мастерили оружия. Я его несколько раз ругал за самодеятельность, одно ружье, сделанное из велосипедного насоса, у него отобрал и выбросил. После этого он сделал другое и с группой пацанов пошли к реке стрелять. Я в это время был на другой стороне реки, видел, как подошли они к реке, но поскольку вечерело, я не заметил, что они делали. Но тут воспламенился огонь, и раздался выстрел, и послышался крик. Я быстро переехал через речку и подбежал к ним. Афанасий стоял, немного обожженное лицо и волосы и кровь на лице, и в глазах набило порохом из военных патронов. Я его взял и бегом доставил домой, т.к. дом был метров 400 и тут его родные отправили в больницу в центр Гривенской, а они жили на 8 квартале. На второй день узнали, что все не так опасно, как глаза. Вот с этого времени он стал видеть чуть-чуть. Читать он не мог, учился по азбуке слепых, сразу научился играть на баяне, играл хорошо. После уехал в дом инвалидов и школу слепых. Так он научился разному ремеслу, даже слесарному делу, получил среднее образование, окончил техникум и в последние 20 лет до пенсии был директором производства слепых. Мы с ним встречались, как он уехал из Гривенской, 3 раза, т.к. мы сначала жили в Новошахтинске, а потом в Анапе. И вот когда мы жили в Новошахтинске мы приезжали к родным в Гривенскую, и он был у своих родных 2 раза и когда уже жили в Анапе, то я был у сестры в Геленджике у сестры Нины в 80-х годах и случайно, т.е. он приехал в санаторий слепых и приходил к Нине и вот мы встретились. Больше не пришлось, введется, потом мы узнали, что он умер в 2002 году. Было у него 3 детей – 2 сына и дочь. Назвал имена, но я не запомнил.

6. Петр – 1934 г., окончил Новочеркасский политехнический институт, горный факультет. После окончания уехал работать на шахты. Сначала работал на шахте № 7 на поселке Западном, это сразу возле центра. Потом перешел в спасательную инспекцию и проработал до пенсии в должности инженера зам. начальника инспекции. После получения пенсии по выслуге ушел на шахту Западную зам. гл. инженера, а потом ушел на пенсию, иногда шабашил, а сейчас отдыхает. Имеет семью – жена Людмила Михайловна с высшим   образованием педагога, много лет была директором школы. Дочь Ирина – горный мастер, инженер, замужем за Мавриным Валерием Александровичем, имеют 2-х детей: сыновья – Антон и Семён.

7. Клава – 1936 г., окончила 10 классов, нигде не училась, работала в колхозе дояркой. Замужем за Подгорным Николаем Павловичем, имеют 3 детей: Люда, Таня и Нина, дети замужем, но поскольку встречались давно, особых новостей о них не имею. Но главное, что из Гривенской никуда не выезжали, и как вышла замуж, получила от отца, дяди Николая участок земли в его дворе и там живет и до сего времени, и им досталась и 2-я часть земельного участка после смерти отца.

Похожие материалы: